На главную

Цезарь

Нет, братец, поживи в палатах,-
Иное скажешь о богатых!
Не страшен холод им зимой,
И не томит их летний зной,
И непосильная работа
Не изнуряет их до пота,
И сырость шахт или канав
Не гложет каждый их сустав.

Но так уж человек устроен:
Он и в покое неспокоен.
Где нет печалей и забот,
Он сам беду себе найдет.

Крестьянский парень вспашет поле-
И отдохнет себе на воле.
Девчонка рада, если в срок
За прялкой выполнит урок,
Но люди избранного круга
Не терпят тихого досуга.

Томит их немочь, вялость, лень.
Бесцветным кажется им день,
А ночь-томительной и длинной,
Хоть для тревоги нет причины.
Не веселит их светский бал,
Ни маскарад, ни карнавал,
Ни скачки бешенным галопом
По людным улицам и тропам.
Всё-напоказ, чтоб видел свет,
А для души отрады нет

Кто проиграл в турнире партий,
Находит вкус в другом азарте-
В ночной разнузданной гульбе.
А днем им всем не по себе.

А наши леди!.. Сбившись в кучку,
Они, друг дружку взяв под ручку,
Ведут душевный разговор...
Принять их можно за сестер.
Но эти милые особы
Полны такой взаимной злобы,
Что если б высказали вслух,
Затмить могли б чертей и шлюх.
За чайной чашечкой в гостинной
Они глотают яд змеиный.
Потом, усевшись за столы,
Играют до рассветной мглы
В картишки-в чертовы картинки.
Плутуют нагло, как на рынке,
На карту ставят весь доход
Крестьянина за целый год,
Чтобы спустить в одно мгновенье...

Бывают правда исключенья-
Без исключений правил нет-
Но так устроен высший свет

Цезарь

Служить стране?.. Ах ты дворняжка!
Ты мало знаешь свет, бедняжка.
В палате досточтимый сзр
Повторит, что велит премьер.
Ответит да иль скажет нет.
Как пожелает кабинет.

Зато он будет вечерами
Блистать и в опере, и в драме,
На скачках, в клубе, в маскараде,
А то возьмет и скуки ради
На быстрокрылом корабле
Махнет в Гаагу и в Калэ,
Чтобы развлечься за границнй,
Повеселиться, покружиться
Да изучить, увидеть свет,
Хороший тон и этикет.

Растратив в Вене и в Версале
Фунты, что деды наживали,
Заглянет по пути в Мадрид
И на гитаре побренчит
Да полюбуется картиной
Боев испанцев со скотиной.

Неаполь быстро оглядев,
Ловить он будет смуглых дев.
А после на немецких водах
В тиши устроится на отдых
Пред тем, как вновь пустится в путь.
Чтоб свежий вид себе вернуть
Да смыть нескромный след, который
Оставлен смуглою синьорой...

Стране он служит?.. Что за вздор!
Несет он родине позор,
Разврат, раздор и униженье.
Вот каково его служенье!..

Люат

Я вижу эти господа
Растратят скоро без следа
Свои поля, свои дубравы...
Порой и нас мутит лукавый:
-Эх, черт возьми!- внушает черт,-
Пожить бы так, как этот лорд!..

Но, Цезарь, если б наша знать
Была согласна променять
И двор и свет с его отравой
На мир и сельские забавы,-
Могли прожить бы кое-как
И лорд, и фермер, и батрак.

Не знаешь ты простого люда.
Он прям и честен, хоть с причудой.
Какого черта говорят,
Что он и зол и плутоват!
Ну, срубит в роще деревцо,
Ну, скажет лишнее словцо
Иль два по поводу зазнобы
Одной сиятельной особы.
Ну, принесет к обеду дичь,
Коль удалось её настичь.

Подстрелит зайца на охоте
Иль куропатку на болоте.
А бедным людям никогда
Не причиняет он вреда.
Теперь скажи: твой высший свет
Вполне ли счастлив, или нет?

Люат

Нет, несмотря на все напасти,
И бедняку знакомо счастье.
Знавал он голод и мороз
И не боится их угроз.
Он не пугается соседства
Нужды знакомой с малолетства.

Богатый, бедный, старый, юный -
Все ждут подарка от фортуны.
А кто работал свыше сил,
Тем без подарка отдых мил.

Нет лучше радости на свете,
Чем свой очаг, жена и дети,
Малюток разных болтовня
В свободный вечер у огня.
А кружка пенсовая с пивом
Любого сделает счастливым.
Забыв нужду за пять минут.
Беседу бедняки ведут
О судьбах церкви и державы
И судят лондонские нравы.

А сколько радостей простых
В осенний праздник всех святых!
Так много в городах и селах
Затей невинных и веселых.
Людей в любой из деревень
Роднит веселье в этот день.
Любовь мигает, ум играет,
И смех заботы разгоняет.

Как ни нуждается народ,
А Новый год есть Новый год.
Пылает уголь. Эль мятежный
Клубится пеной белоснежной.
Отцы усядутся кружком
И чинно трубку с табаком
Передают один другому.
А юность носится по дому.
Я от неё не отстаю
И лаю - так сказать, пою.

Но впрочем, прав и ты от части,
Нередко плут, добившись власти,
Рвет, как побеги сорняков
Из почвы, семьи бедняков,
Стремясь прибавить грош к доходу,
А более всего - в угоду
Особе знатной, чтобы с ней
Себя связать ещё тесней.

А знатный лорд идет в парламент
И, проявляя темперамент,
Клянется - искренне вполне -
Служить народу и стране.